Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Александр Лабейкин: МНЕ НЕЧЕГО СКАЗАТЬ! И Я НЕ БУДУ КОММЕНТИРОВАТЬ!


Итак, обращение к уполномоченному по правам человека в Орловской области типа состоялось, письмо я передал лично Александру Лабейкину. Но впечатление от встречи осталось какое-то странное.


Информагентство “ЦентрРус”, как мы и обещали, обратилось к уполномоченному с просьбой прокомментировать ситуацию с запретами публичных мероприятий в регионе. Только за последние десять дней городские власти отказали в проведении 80 (восьмидесяти!) пикетов на том основании, что якобы все места уже заняты. “Поезжайте в лесопарк на Химмаш – и там пикетируйте сколько влезет!” При этом как показывает практика, ни на одном из мест, где якобы проводят свои акции провластные активисты, их найти не удаётся, фактически их используют лишь для того, чтобы был повод для запретов.



Вот об этом мы и хотели поговорить с Александром Лабейкиным, получить у него комментарии. Но – не срослось…


В офис орловского омбудсмена пришел, как я полагал, за час до окончания рабочего дня, без нескольких минут пять. Но все двери – и самого Александра Алексеевича, и всех сотрудников его аппарата – были заперты.


– Наверное у них сегодня короткий день! – сказала вахтёр.


– Какой “короткий день”? И на стенде, и на официальном сайте написано “Сотрудники аппарата ведут приём граждан ежедневно с 9:00 до 18:00″.


– Ну-у-у-у, я не знаю, – мнётся вахтёр.


Впрочем, подобный “короткий день” в аппарате омбудсмана не редкость – пару месяцев назад рабочий день у сотрудников сократился на два часа… http://civicforum.ru/blog/2017/06/23/ombudsmen-zaombudsmenilsya/


Впрочем, на этот раз мне повезло: звонит Александр Лабейкин и мы договариваемся о встрече.


– Что ты следишь за нашим рабочим днём, – встречает меня упрёками Уполномоченный. – Тебе это надо? Мы свою работу подстраиваем под работу института (помещение для аппарата уполномоченного арендуется в здании проектно-изыскательского института “Гражданпроект”) и работаем с 8-30!


Вопросы о регламенте работы на сайте и информационном стенде вызывают новые упрёки, перейти к теме моего визита удаётся не сразу. Однако на просьбу дать интервью получаем решительный отказ.


– Ко мне никто по поводу митингов не обрашается. А я работаю только по обращениям. И раз никто не обращается, мне нечего сказать. И комментировать ничего не буду!


Вообще-то в соответствии с региональным законом, “при наличии информации о массовых или грубых нарушениях прав и свобод граждан … Уполномоченный вправе принять по собственной инициативе соответствующие меры в пределах своей компетенции“. И еженедельные десятки нарушений конституционных прав – это ли не массовый характер? Но, похоже, Александр Лабейкин думает иначе. Впрочем, официальный отказ от интервью он пообещал дать на следующей неделе.


Вместо послесловия.


Сегодня в центре города, на улицах Ленина и Бресткой гражданские активисты хотели провести пикеты. В заявке указали десять точек – оказались заняты все до одной. Не поленился, проверил, тем более, что все точки расположены на участке от улицы Горького до моста через Орлик. Надо ли пояснять, что ни одного провластного пикетчика не было?




Оригинал в блоге Дмитрия Краюхина: http://dk.civicforum.ru/20170901/aleksandr-labeykin-mne-nechego-skazat-i-ya-ne-budu-kommentirovat/

Суды вчера и сегодня

«… в 1935 г. число оправдательных приговоров, вынесенных народными судами РСФСР, составляло 10,2 % к общему количеству привлеченных к уголовной ответственности лиц, в 1936 г. — 10,9 %, в 1937 г. — 10,3 %, в 1938 г. — 13,4 %, в 1939 г. — 11,1 %, в 1941 г. — 11,6%.

Но и дела, по которым были вынесены приговоры народными судами, при поступлении их в вышестоящие суды по жалобам или протестам претерпевали значительные изменения. В первом полугодии 1939 г. по РСФСР отменено приговоров с направлением дела на доследование со стадии предварительного следствия — 9 %, во втором полугодии 1939 г. — 9,1 %, в первом полугодии 1940 г. — 7,7 %, во втором полугодии 1940 г. — 2,9 %, в первом полугодии 1941 г. — 4,1 %. Было прекращено при рассмотрении кассационных жалоб и кассационных протестов в первом полугодии 1939 г. — 6,4 %, в первом полугодии 1940 г. — 7,5 %, во втором полугодии 1940 г. — 6,7 %, в первом полугодии 1941 г. — 6,2 %…»

Кожевников М.В. История советского суда (1917—1947). М.: Юриздат. Минюста СССР, 1948. С. 306

И для сравнения: за первое полугодие 2013 года районными судами Орловской области

Читать полностью...

Запись опубликована на сайте ИА ЦентрРус. Вы можете оставить комментарии здесь или тут

#Орлец в Польше - 1

Итак, я (точнее, мы) во Вроцлаве. Это учебный визит российских НКОшников в рамках проекта «Assisting regional NGO's». В группе — полтора десятка представителей некоммерческих организаций из Нижнего Новгорода, Костромы, Липецка и, разумеется четыре орловца: Вероника Каткова, Роман Молодцов, Володя Лагутин и я. Планировалось, что в течение недели мы будем есть госдеповские печеньки и отчитываться перед иностранными спонсорами изучать опыт работы польских НКО, в первую очередь, работающих в социальной сфере.

Добирались с приключениями. Ожидалось, что самолет, вылетающий из Москвы в 21:00 (по МСК) прилетит в Варшаву в 21:15 по тамошнему времени. В Варшаве мы медленно и печально болтаемся 1 час 25 минут и в 22:40 вылетаем во Вроцлав.

Но, как сказал бы один мой православный френд: «Человек предполагает, а господь располагает». Слышим объяву по радио: «Дорогие радиослушатели, хотим вас порадовать, самолет на Варшаву летит на час позже».

Радость наша была беспредельна, мы поняли, что менее чем за полчаса должны будем пройти визовый контроль и внедриться в Шенген, отыскать в незнакомом аэропорту нужную стойку, пройти предполетный контроль, сесть в самолет...

Что делают в подобной ситуации русские люди? Правильно: скидываются, бегут в «Дьюти Фри», покупают за 15 евро литр хорошего виски. Для того, чтобы, ежели до Вроцлава удастся добраться — выпить там, а ежели нет, то отметить это дело в варшавском аэропорту. Виски сдуру кладем в рюкзак Ромки Leman'а, забыв, что нет такой неприятности, которую он не мог бы притянуть.

Прилетели в Варшаву, ко всеобщему удивлению, пройдя польских погранцов, практически сразу же находим нужный выход и кидаемся туда. Но на пути встает очень веселый мужичек из службы безопасности аэропорта. Обнаружив у Романа виски в запаянном пакете, он эмоционально, но очень доброжелательно, говорит «Нет!». Словом у нас был непростой выбор: бросить в Варшаве Лемана с виски или избавиться от виски, сохранив Лемана для последующих проблем... Видели б вы лицо Романа, когда он выкидывал в мусорный контейнер нераскупоренную бутылку а-а-а-атличного вискаря.

В общем, около полуночи мы вселились в отель. И, естественно, запланированное распитие виски было отменено по техническим причинам.

Утром позавтракали и отправились в Dolnośląska Federacja Organizacji Pozarządowych, федерацию вроцлавских НКО: именно здесь был запланирован весь первый день.

Вальдемар Вейц, руководитель фонда «Меркурий» из Валбжича (именно эта организация и являлась базой нашего учебного визита) рассказал о структуре органов власти и местного самоуправления в Польше, о взаимодействии между властью и НКО, финансировании социальных проектов. После наших вопросов о функционировании системы распределения грантов, выяснилось что поляки — дикие люди: они даже не понимают слов «откат» и «распил». Когда я сказал об этом, Вальдемар сказал: «У нас спецслужбы занимаются коррупционными вопросами». Вообще-то и у нас спецслужбы занимаются коррупционными вопросами, но мне кажется, что слово «занимаются» из-за лингвистических особенностей несет различный смысл.



Collapse )

Как судить бывших судей, доказывавших, что «действовали в рамках закона»

Леонид Млечин

Эсэсовцы, сотрудники гестапо, партийные функционеры, генералы вермахта — когда этих людей в разгромленной Германии после мая 1945 года стали сажать и казнить, немцы лишь беспомощно пожимали плечами: ну да, эти в черных мундирах натворили что-то не то…

Но когда американские оккупационные власти объявили, что намерены посадить на скамью подсудимых нацистских судей, немцы поразились: за что? Люди в мантиях сами никого не убивали и не пытали. Действовали строго в соответствии с буквой закона. Уж немецкие-то педантичные судьи никакой отсебятины себе не позволят. В Германии же не прецедентное право. Да разве можно осуждать деяния, которые совершались в полном согласии с существовавшими на тот момент законами?

И в самом деле: как судить бывших судей, которые отстаивали свою невиновность, доказывая, что они «действовали в рамках законности того времени»?

«Настоящий большевик»

Но нацистские судьи вовсе не были такими уж пунктуальными законниками, какими они себя рисовали! Не беспристрастные стражи закона, а оформители приговоров, вынесенных еще до начала процесса. Когда к ним в зал суда приводили обвиняемых, они знали, какой вердикт должны вынести.

Читать полностью...

Запись опубликована на сайте ИА ЦентрРус. Вы можете оставить комментарии здесь или тут

Кремлёвский терпила

Сегодня на одного терпилу стало больше. Оказывается, Глава президентской администрации Сергей Иванов целых 2 года терпел хищения средств ГЛОНАСС. А когда чистильщики Путина вскрыли эту аферу, после чего хищения прекратились, то терпение Иванова лопнуло и он предложил отныне конфисковывать имущество у российских коррупционеров.

Напомню, Сергей Иванов - не только Глава администрации президента России, но и Глава президентского Совета по противодействию коррупции. Представляете, какое терпение коррупции у этого чиновника? Какие железные нервы! Сначала терпеть коррупцию в ГЛОНАСС, будучи куратором ВПК, а затем ещё и терпеть коррупцию уже будучи Первым Воином Света по борьбе с нею!

Collapse )

Как вести себя на допросе в ЦПЭ

Оригинал взят у united_blog в ДОПРОС ПО «БОЛОТНОМУ ДЕЛУ»: ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ОТВЕТЫ НА НИХ

ДОПРОС ПО «БОЛОТНОМУ ДЕЛУ»: ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ СЛЕДОВАТЕЛЕЙ И ОТВЕТЫ НА НИХ

Написано в соавторстве с:
  • другороссами, получившими условные сроки по уголовным делам
  • беларускими активистами, отделавшимися штрафами на суде по уголовному делу
  • антифашистами, добившимися оправдания на суде по уголовному делу
  • их адвокатами, правозащитниками и юристами
  • прокурорами и следователями уголовного розыска, сочувствующими нам

Есть ряд основных и базовых вещей, о которых нужно помнить, если вы оказались на допросе. Таким вещам в этой статье будет уделено немного внимания, т.к. всем интересующимся они, как правило, известны, но если это первое пособие о допросах, которое вы читаете, то обязательно проглядите литературу, указанную в конце статьи в разделе «Ссылки по теме». Если коротко, то речь там йдёт о том, что оказавшись на допросе следует

Collapse )
Портрет1

Дед

Вообще-то во мне смешались все сословия. По большому счету, если б не Великая Октябрьская социалистическая революция, меня б и на свете не было.

По отцовской линии я из уральских крестьян, судя по всему, из зажиточных: как мне рассказывали, в деревне под Екатеринбургом до 60-х годов стоял «краюхинский» дом аж о двенадцати окнах.

А вот по материнской линии все еще сложней. Мой дед был из богатых купцов, а бабушка из бедных дворян. Их брак мог произойти только благодаря революции, потому как мезальянс, никто б не благословил (хотя любовь-морковь у них была еще дореволюционной). Деда я не застал, он умер вскоре после войны (я имею в виду Великую Отечественную), и все что я знаю – только с рассказов бабушки.


Самая старая фотография из моего фотоальбома – дагерротип еще, судя по всему, гимназических времен: ориентировочно 1912 г. (уточнение: как мне подсказали, это не дагерротип, а ферротип или тинтайп, tintype)

Collapse )

Пастораль

Спустился в метро на Красной Пресне, в вагоне сумасшедшая бабка, разговаривающая какбэ со всеми, но по факту сама с собой. Говорит громко и долго, причем вполне интеллигентная речь разбавлена откровенными матюками.

Рядом какойто ютубовский тролль снимал происходящее на телефон, так что вполне возможно этот ролик скоро порвет чарты, остальные тупо ржали. Особенно поразила лав-стори, которую попытаюсь пересказать максимально близко к оригиналу:

-Муж мой в время Олимпиады, Фанту полюбил пить, а я ему тогда говорила, что это не к добру, что напиток этот не одобряю и его инициативу не поддерживаю. Так что вы думаете? Сразу после Олимпиады он и скончался от разрыва сердца. Я горевала, слов нет, в трауре полгода ходила, пока ко мне сосед ходить не начал. Сосед, кстати, интеллигентный человек, инженер в трамвайном депо и младше меня был лет на восемь. Красивый такой, с нарукавниками. Так он мне и говорит, что мол, я за безопасный секс.

Collapse )

Опубликовано в автономном блоге "Записки Дмитрия Краюхина".

Дмитрий Быков: будет ли жизнь после выборов?