Дмитрий Краюхин (kraiukhin) wrote,
Дмитрий Краюхин
kraiukhin

Category:

Обыски у "орлецов" - как это было...

Вчера весь день был почти на автомате (причем, не протертом от толстого слоя заводской смазки))): не выспавшись, ничего не мог писать. Сегодня постараюсь наверстать.

Позавчера вечером мне друзья "подогнали" две корзины домашнего винограда, и я всю ночь его обирал и мял для домашнего вина. Лег в 6 утра.

В 8 разбудил телефонный звонок. Пока минуты 3 в состоянии зомби искал телефон, звонок сбросили. Вижу, звонил Женя Потапов. Звоню - не отвечает. Падаю в постель и мгновенно засыпаю с телефоном в руке. Через 3-4 минуты опять звонок: "Дмитрий Александрович, ко мне пришли с обыском".

Был вынужден мгновенно проснуться, даю рекомендации на что обратить внимание (наличие постановления суда, проверка документов у всех пришедших и т.д.) и, кофию не попив, мчаться на подмогу. По дороге обзваниваю "орлецов". Выясняю, что идет обыск у Щетинина, к Вите Зырянову звонят во время нашего разговора, до Молодцова дозвониться не могу.

Успел вовремя: похоже, что все понимали - без меня обыск не обыск. С порога фотографирую не успевших прикрыть лица оперативников (увы фотоаппарат остался на работе, фотки выложу чуть позже). Спрашивают - в каком качестве присутствую: поясняю, что как представитель СМИ с согласия владельцев помещения. Вносят мою фамилию в списки присутствующих при обыске.

Перед обыском опер зачитывает постановление суда. Из него следует, что обыск проводитсяв рамках возбужденного еще три месяца назад уголовного дела о размещении на сайте "Орлец" экстремистских материалов  в ходе оперативно-розыскных мероприятий УФСБ по Орловской области.

До начала обыска предлагают добровольно выдать все находящееся в доме оружие, наркотики. Женя отказывается, несмотря на мои уговоры. Позабавило, что на вопрос "Сколько комнат в доме?" Женя замялся и долго вспоминал. Да-а-а, плохо жить во дворце...

Руководит обыском молодой опер из ЦПЭ, в качестве поддержки присутствуют два участковых из Заводского ОВД. Начинают обыск с Жениной комнаты, куда поднимаемся по винтовой (пардон, не дворец, а замок) лестнице. Оглянувшись по сторонам, опер выходит на застекленный полубалкон-полуверанду, где лежит немалое количество материалов, предназначенных для ремонта. "Ого! Да тут можно десяток эквадорских серверов спрятать!" - преждевременно радуюсь я. Но - облом, опера явно не собираются перебирать жалкую сотню-другую кило вещей в поисках следов преступления.

Начинают осматривать Женину комнату. И тут явная халатность. Обращаю внимание на висящее на стене оружие: парабеллум - не изымают. Предлагаю вскрыть диванную подушку, куда явно влезет системный блок - не хотят. Впрочем, открыто стоящий системник забирают, берут и все флешки, в т.ч. и из фотоаппарата, а также зачем-то переходники к ним.

Забрав добычу, спускаемся вниз. Там в зале прихватывают лежащий на виду планшет и, заодно, футляр к нему.

Все это описывают. Правда, в протокол описи вносят среди прочих носителей информации и нечто с надписью "Micro SD Adapter". Поясняю, что сие есть. В протокол вносят исправления.

Для родителей Жени, конечно, это был стресс. Мама говорит: "Что же это творится!" "Вы теперь, - говорю,- будете лучше понимать, в какой стране мы живем!" "Мы живем в самой прекрасной стране!" - подключается к разговору опер. "Да-да, вы абсолютно правы, - соглашаюсь я. - Именно цитаты из "Нашей Раши" наиболее точно характеризуют сегодняшнюю Россию!"

Вообще хочу отдать должное: как бы я не относился к полицейским "экстремистам", обыск проходил максимально корректно.

Находят пару больших полиэтиленовых пакетов, вся добыча упаковывается в них и опера отбывают с чувством выполненного долга.

Жене вручают повестку на 19-е, но настойчиво предлагают приехать именно сегодня. Отказывается: завтра - значит завтра.

Остаюсь ненадолго поговорить с жениными родителями. Они, кстати, молодцы, держались очень хорошо, хотя, конечно, для них обыск в доме - шок. Объясняю что и почему происходит, какие могут быть последствия (точнее о практически гарантированном отсутствии оных - кроме, разве что, неудобства, вызванного отсутствием компьютера).

Созваниваемся с Орлецами, едем на встречу. Первая задача - изменить все пароли (главное - от сервера), коды и явки. По дороге выясняется, что кроме Зырянова, Щетинина и Потапова прошел обыск у Ромки Молодцова. Самого Романа дома не было, всё отдала его жена. Звонят из "Красной строки", просят приехать к ним и рассказать, едем, рассказываем.

Выясняется, что "Орлец" в сети недоступен. Сначала грешим на провайдеров и правохранителей, которые "перекрыли кислород". Однако тут же понимаем, что провайдеры тут не при чем. Просто реклама, сделанная правоохранительными органами оказалась столь успешна, что на сайт рванули тысячи посетителей. И сервер, не выдержав такого наплыва, упал. Перезапускаем, с горечью отмечая, что у орловских властей появилось реальное оружие против сайта. А учитывая альтернативную одаренность власти, есть шанс, что при проведении подобных рекламных кампаний DDoS-атаки могут повторяться.

К нашей компании присоединяется Игорь Звягинцев. Вообще-то, у него тоже нужно было провести обыск, но, судя по всему, опера перепутали адрес где он снимает квартиру. Убеждаю Игоря добровольно отдать себя в руки правосудия и выйти на свободу с чистой совестью. Игорь с радостью соглашается.

Приезжает Витя Зырянов, с восторгом рассказывает, как проходил обыск, как его допрашивали. Судя по всему, он жутко доволен.

Едем к следователю, заодно прихватываем с собой Потапова, просто чтобы два раза не ходить. Сначала допрашивают ребят и Звягинцева почему-то отпускают. Да, бывает еще у наших правоохранительных органов неуместный гуманизм.

Потом иду я. Выкладываю на стол следователя все логи, показываю, когда, как и с каких IP проходило размещение материалов, сколько они провисели. Обращаю внимание на то, что во всех случаях - три из трёх! - оперативно-розыскные мероприятия начинались сотрудником Управления ФСБ по Орловской области С.В.Бывшевым ДО размещения экстремистких материалов. "У меня складывается впечатление, - говорю следователю, - что Бывшев либо лично причастен к размещению экстремистских материалов, либо, как минимум, во всех трех случаях знал о предстоящем размещении. Да, - тут я с грустью вздыхаю, - утеряна у наших правоохранительных органов та высокая культура фальсификации доказательств, которая была во времена товарищей Ежова и Берии!.." Обращаю внимание и еще на одно обстоятельство. Все эти материалы провисели на сайте от 3 до 7 минут. Все три материала были размещены в "периферийных" статьях, на которые невозможно выйти с главной страницы сайта. И тем не менее аж три сотрудника пресс-службы губернатора - Полина Антонова, Сергей Хоменко и Алексей Цуканов - разом их увидели. О чем дали объяснения всё тому же Бывшеву. "Кстати, смотрите, - говорю следователю, - вот объяснения главного специалиста Сергея Хоменко, которые он давал ФСБ. Он точно помнит даты, когда увидел статьи - 10 и 25 апреля. Само же объяснение берется 21 июня. Вы помните, какие сайты просматривали  два месяца назад? А хотя бы на прошлой неделе? Вот и я тоже". В общем, я сказал, что у меня складывается впечатление (не-не, я ничего не утверждаю!!!) что преступление могло быть совершено организованной преступной группой, в которую входили именно те лица, которые за три минуты, пока экстремистский текст висел в периферийной статье, смогли его увидеть.

Как мне показалось, следователь задумался. Скорее всего, сегодня в Управлении ФСБ уже идет обыск и изъятие рабочего компьютера Бывшева. А сам Бывшев уже стал бывшим. В смысле сотрудником ФСБ. Не знаю, практикуется ли в настоящее время расстрел проваливших ответственное задание сотрудников перед строем товарищей, но я, во всяком случае, намерен предложить руководству УФСБ это сделать.

Я, конечно, гуманист - но у всего же должны быть пределы!!!

Tags: Орлец
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments