?

Log in

No account? Create an account

Назад | Вперед

Жизнь родственников правозащитника оценили в 500 рублей

     Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту поджога квартиры получил сегодня известный орловский правозащитник, главный редактор Информационно-аналитического правозащитного агентства "ЦентрРус" Дмитрий Краюхин.
     1 августа около 2 часов ночи неизвестные лица, вылив под дверь квартиры, где проживает Краюхин, горючую жидкость, совершили попытку поджога. Сам Дмитрий Александрович в это время находился в рязанской глубинке, где принимал участие в работе передвижного правозащитного образовательного лагеря "Гражданин Мира - 2008", в квартире на момент поджога находились 6-летняя внучка правозащитника, его дочь и 86-летняя мать. Лишь по случайности родственники Краюхина не спали и, услышав шум, почуствовав запах дыма немедленно вызвали пожарных - в противном случае они, не имея возможности выбраться через горящую дверь, могли бы погибнуть: поджигатели принесли с собой даже палку для того, чтобы подпереть горящую дверь. Прибывшие сотрудники МЧС погасили огонь и около часа ждали вызванную опергруппу ОВД по Советскому району.
     А спустя двенадцать дней вернувшийся в Орел правозащитник обратился в ОВД по Советскому району с просьбой сообщить о реакции милиционеров на попытку поджога. Реакция оказалась стандартной: материалы были переданы участковому уполномоченному А.Изотову - и о деле благополучно забыли. "Приходите завтра, мы к утру подготовим постановление об отказе в возбуждении уголовного дела" - откровенно сказали Краюхину.
     И действительно, уже следующим утром главному редактору ИА "ЦентрРус" было вручено постановление вынесенное старшим следователем следственного отделения при ОВД по Советскому району Ириной Руковициной. По мнению майора юстиции, попытка поджога квартиры, в ходе которого могли погибнуть люди, не уголовное преступление, а мелкая шалость, за которую предусмотрен штраф в размере от 300 до 500 рублей штрафа по статье 7.17 Кодекса об административных правонарушениях. Из материалов проверки видно, что какая-либо реальная проверка не проводилась: милиция не изъяла в качестве доказательства палку, которой была подперта горящая дверь, не приобщила фотографии, сделанные на месте происшествия, не запрашивала инспекцию по пожарному надзору. В деле имеется рапорт участкового уполномоченного А.Изотова о том, что якобы им проводился опрос семи граждан — но ни одного объяснения в материалах дела нет. Постановление следователя следственного отделения датировано 12 августа, хотя еще вечером этого дня документы находились на рассмотрении в отделении участковых уполномоченных. К тому же, в нарушение уголовно-процессуального законодательства, следователь отказала в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления в действиях неустановленных лиц.
     Это не первый отказ в возбуждении уголовного дела: тремя месяцами ранее все тем же участковым уполномоченным Изотовым было отказано в возбуждении уголовного дела по факту нанесения около подъезда, где живет Краюхин, надписей угрожающе-оскорбительного содержания. Отказано по основаниям, которые правозащитник расценил как хамски-издевательские: в постановлении об отказе было указано, что в Орловской области проживает 15 Краюхиных, и потому невозможно определить — к какому именно Краюхину относится надпись. Самое парадоксальное, что по сделанной в ту же ночь тем же почерком оскорбительной надписи в отношении волонтера информагентства "ЦентрРус" Виктора З. Заводским РОВД было возбуждено уголовное дело.
     - После приезда в Орел я получил письмо, подписанное "говорящей" фамилией "В.Подпаленых", - рассказал правозащитник. - В нем, в частности, говорится: "В 2003 г. ты сильно нагадил. И тебя как видиш не забыли". Действительно, в 2003 году по моему обращению было возбуждено уголовное дело в отношении националистов из Русского Национального Единства. Дело даже дошло до суда - но окончилось "пшиком": все обвиняемые отделались легким испугом. При этом, в ходе предварительного следствия сотрудники прокуратуры передали РНЕшникам все мои данные, включая адрес - и ко мне начали поступать угрозы. Мне обещали отрезать голову, на сайте радикальной организации прогитлеровской направленности "Славянский союз" появилась информация
о том, что мой адрес передан "штатному снайперу". Несколько месяцев по решению Заводского районного суда меня охраняли спецназовцы орловского УБОПа, было даже возбуждено два уголовных дела, которые благополучно "похоронил" тот же Советский РОВД. Но, честно говоря, я допускаю, что за попытками запугать меня стоят совсем иные силы. Взять, к примеру, те же надписи. В фотоархиве правозащитного информагентства имеются фотографии, сделанные в августе прошлого года. Тогда, напомню, в Орле появились надписи "Смерть русским свиньям", "Чечня свободна", "Смерть неверным". Тут же было возбуждено уголовное дело, в ходе которого под руководством и с непосредственным участием сотрудников Орловского УБОПа проведено около трех десятков обысков у активистов оппозиционных организаций Орла. Никаких данных о причастности к преступлению найдено не было - но, судя по всему, при обысках сотрудники правоохранительных органов явно преследовали иные цели. Чем иначе можно объяснить то обстоятельство, что, к примеру, в протоколе обыска у восемнадцатилетнего нацбола Павла Ж. в качестве "предметов, запрещенных к использованию" были изъяты официально зарегистрированные газеты, Программа НБП по борьбе с бедностью и даже четыре детских рисунка брата? И самое интересное, что антирусские надписи были сделаны тем же почерком, что и надписи на моем доме и доме Виктора, а один из главных подозреваемых по делу в настоящее время учится в Орловском юридическом институте МВД и разносит повестки с вызовами к следователю... А как не вспомнить о практически гласном наблюдении за нашей семьей: к примеру, за неделю-полторы до появления надписей у моего подъезда к нам явился участковый уполномоченный Александр Кузнецов, долго пытавшийся выяснить когда моя жена собирается ехать в Москву. Так что, у меня достаточно оснований предполагать, что к попытке поджога, к нанесению надписей могут быть причастны провокаторы, работающие "под крышей" правоохранительных органов.
     Настораживает и еще одно "совпадение": в последние дни ряд орловских СМИ развязал кампанию по дискредитации правозащитника. В этой ситуации опасения главного редактора правозащитного информагентства отнюдь не кажутся беспочвенными.



         Дополнительная информация:
            Краюхин Дмитрий Александрович: 8--909-229-21-02

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
kraiukhin
Aug. 22nd, 2008 11:32 am (UTC)
В последнее время ко мне поступают просьбы рассказать об обстоятельствах попытке поджога квартиры, где я живу.
Итак, выполняю просьбы.

Три недели с 20 июля до 11 августа я был в передвижном молодежном правозащитном образовательном лагере "Гражданин Мира - 2008", проходившем в одном из красивейших мест центральной России - Мещерском заповеднике Рязанской области. Этот лагерь практически ежегодно проводит Рязанская школа Прав человека (руководитель Софья Иванова).
Обучение в образовательном лагере проходило по двум направлениям. Во-первых, в работе лагеря принимали участие ребята - старшеклассники и школьники из разных концов страны (от Хабаровска до Рязани, была даже одна девушка из Торонто), которые получали базовые понятия: что такое права человека, каковы механизмы и технологии их защиты. Вторым направлением работы лагеря стал "Тренинг для тренеров" обмен опытом специалистов, которые сами занимаются обучением молодежи. Все это достаточно органично сочеталось с жизнью в палатках, песнями у костра, переходами на катамаранах. К сожалению (а может, и к счастью) связь в рязанской глубинке была неустойчивой, подзарядить телефоны было негде - и все участники лагеря были почти полностью оторваны от мира.
Вернулись мы в Орел 11 августа и, подойдя к двери, оторопели: дверь была обгорелой, стены и потолок в подъезде закопченые.
Как мне рассказали родственники, в ночь с 31 июля на 1 августа была совершена попытка поджога нашей квартиры.
В ту ночь в квартире оставались моя 86-летняя мать, моя дочь и 6-летняя внучка. К счастью, мать в ту ночь смотрела телевизор и легла спать достаточно поздно. Примерно в 1:45 она услыхала за дверью какой-то шум, хлопок - и тут же в квартиру повалил дым, из-под двери стало пробиваться пламя. Мать закричала, разбудила спавшую мою дочь, которая вызвала пожарных. Огонь был погашен очень быстро, правда, почти час пришлось ждать приезда опергруппы милиции.
Следует признать, что моей семье очень повезло: попытка поджога была сразу же ликвидирована. Страшно представить, что было бы, если бы моя мать спала: дверь в нашей квартире деревянная, сама квартира расположена на 5 этаже. Судя по тому, что дверь горела и снаружи и изнутри, под нее была вылита какая-то горючая жидкость. Если бы дверь успела разгореться, то, скорее всего, все находившиеся в квартире либо задохнулись от дыма, либо сгорели бы в огне... К тому же, около дверей валялась обгоревшая палка: по всей видимости, поджигатели пытались подпереть ею дверь, но не учли, что дверь открывается вовнутрь.
Разбирая накопившуюся в период моего отсутствия почту, я обнаружил письмо, отправленное из Курска 3 августа, т.е. через два дня после поджога неким "Подпаленовым" (не правда ли, весьма говорящая фамилия). В письме прямо говорится: "В 2003 г. ты сильно нагадил. И тебя как видиш не забыли!". Действительно, в 2003 году по моему обращению было возбуждено уголовное дело в отношении активистов Русского Национального Единства. При этом следователи прокуратуры Заводского района Орла передали все мои персональные данные обвиняемым. В результате в мой адрес посыпались угрозы, мне обещали отрезать голову, передать мой адрес "персональному снайперу", убить меня и мою семью. При этом реакция прокуратуры была спокойной: по всем моим обращениям одно за другим выносились постановления об отказе в возбуждении уголовных дел за отсутствием состава преступления. Лишь после того, как в генеральную прокуратуру обратились известные российские правозащитники, в адрес Президента России было направлено обращение "Международной Амнистии", было возбуждено аж два уголовных дела. Впрочем, все это носило ритуально-формальный характер: дела были переданы в Советский РОВД, где благополучно похоронены. Кстати, следует отметить, что отделались "легким испугом" и РНЕшники, дела на которых были переданы в Заводской райсуд: по одному из дел обвиняемые получили условный срок, второе дело было затянуто и, в конце концов, прекращено за истечением срока привлечения к уголовной ответственности.
kraiukhin
Aug. 22nd, 2008 11:33 am (UTC)
Следует отметить, что это не первая попытка "надавить" на меня в этом году: в ночь с 8 на 9 мая на доме, в котором я живу, появилась надпись "Краюхин - пособник эстонских фашистов! Долой предателей из рядов народа!" Однако участковый уполномоченный Советского РОВД Изотов отказал в возбуждении уголовного дела с хамски-издевательской формулировкой: дескать, в Орловской области проживает 15 Краюхиных, и неясно, к какому именно Краюхину относятся надписи около моего подъезда.
Самое интересное в том, что надписи около моего подъезда были сделаны тем же почерком, что и провокационные тексты, появившиеся год назад на стенах Орла. Эти надписи антирусского содержания стали удобным поводом для спецслужб, которые провели около трех десятков обысков у своих "поднадзорных" - скинов, НБПшников, активистов ДПНИ и даже у представителей неформальных околомузыкальных групп. Разумеется, никакого "компромата" найдено не было, но досье на каждого было значительно пополнено.
На следующий день после приезда, я пошел в Советский РОВД - ведь, по закону, уже должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела либо об отказе. Как выяснилось, материалы были переданы все тому же Изотову. "Приходите завтра, к утру будет постановление об отказе в возбуждении дела", - откровенно объяснили мне. И действительно, наутро мне было вручено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела: по мнению старшего следователя следственного отделения при ОВД по Советскому району майора Ирины Руковициной, граждан, осуществивших поджог следует оштрафовать на 300-500 рублей по ст. 7.17 КоАП РФ. Как следует из материалов проверки, самой проверки вообще не проводилось: с места происшествия не была изъята палка, которой пытались подпереть дверь, не приобщены фотографии, сделанные на месте происшествия не запрашивалась инспекция по пожарному надзору, имеется рапорт все того же участкового уполномоченного А.Изотова о том, что якобы им проводился опрос семи граждан — но ни одного объяснения в материалах дела нет. При этом постановление следователя следственного отделения датировано 12 августа, хотя еще вечером этого дня документы находились на рассмотрении в отделении участковых уполномоченных. К тому же отказано в связи с отсутствием состава преступления в деяниях неустановленных лиц — что прямо противоречит ч. 1 ст. 148 УПК РФ.
Однако, хотя меня официально уведомили о возбуждении дела об административном правонарушении, найти следов дела не удалось. Как мне было сообщено неофициально, вопрос о решении по факту поджога квартиры принимался на т.н. рабочем совещании с участием представителей прокуратуры. И милиции были даны очень конкретные указания: дела пока не возбуждать, рассмотрение вопроса максимально затягивать.
Кто стоит за этой акцией? Я рассматриваю две версии.
Во-первых, националисты - на это указывает текст полученного мной письма. Но, несмотря на давнюю и устойчивую нелюбовь к отечественным наци, эта версия вызывает у меня определенные сомнения. В последнее время ни РНЕшники, ни активисты иных экстремистских групп националистической направленности себя в Орле не проявляли.
Как ни парадоксально, гораздо более вероятной представляется мне версия о попытках давления на меня со стороны все тех же спецслужб. Если до недавнего времени наше противостояние с властями заключалось в попытках надавить на меня псевдоправовыми методами (от приостановления деятельности нашей организации до вынесения предупреждения о недопустимости занятий экстремистской деятельностью), организованной слежкой и т.д., то за последний год ситуация резко изменилась. Достаточно вспомнить прошлогоднмилицейскую провокацию, в ходе которой я был задержан за попытку ограбления бомжа. И не могут не вызвать недоумение явно сделанные одной рукой надписи против "русских свиней" и против "эстонского фашиста".
kraiukhin
Aug. 22nd, 2008 11:33 am (UTC)
Как, на мой взгляд, будут далее развиваться события? Дело, думаю, в конце концов возбудят ("Нужно вам дело? Нате, подавитесь!") и передадут его для расследования в Советский РОВД. Через 2-3 месяца расследование будет приостановлено "за неустановлением лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности". А через несколько лет дело будет закрыто и списано в архив.

Не скрою, сейчас мне очень тревожно. До недавнего времени давление осуществлялось только на меня - теперь под угрозой оказались и мои родственники: могла погибнуть даже 6-летняя внучка. Все они мне очень дороги, и я опасаюсь за их безопасность. Тем не менее, я буду заниматься тем, чем занимался.

kraiukhin
Aug. 22nd, 2008 11:34 am (UTC)
Фотографии:
Обучение в ГМ-2008

Переход по реке

Подожженная дверь - вид снаружи

Дверь - вид изнутри

Письмо

Надписи
andy_hro_org
Oct. 16th, 2008 12:44 pm (UTC)
Боже мой, я ничего не знал об этом...
В августе мы были в отпуске...

Дима, большая просьба - ты мне присылай, пожалуйста, для hro.org свою информацию на andy (собака) hro.org
Да и для оперативного реагирования это важно.
kraiukhin
Oct. 16th, 2008 12:51 pm (UTC)
ОК
( 6 comments — Leave a comment )